Оборона Сморгони

История крево  /  Летопись  /  Оборона Сморгони

Оборона Сморгони «Кто под Сморгонью не бывал – тот войны не видал» – такая поговорка сложилась среди солдат российской армии. Сморгонщина стала районом наибольшего напряжения на германско-российском фронте за всю Первую мировую.

Летом и осенью 1915 г. русская армия, сдерживая натиск всей австрийской армии и сорока германских дивизий, отступала на восток. В начале сентября 1915 г. фронт установился от Балтики – западнее Вильно – восточнее Гродно и далее на юг, до Карпат (Брест-Литовск русские войска оставили 25 августа, Гродно – 2 сентября).

Перегруппировав войска, германское командование начало новую наступательную операцию. Участок для прорыва был выбран севернее Вильно, между Северным и Западным русскими фронтами. На 30-километровом участке прорыва немцев соотношение сил было на их стороне – 6 пехотных и 4 кавалерийских дивизии против 4 кавалерийских и 7 пехотных батальонов русских войск прикрытия расходящихся фронтов. Продвижение немцев началось 9 сентября 1915 г. К утру 10 сентября между фронтами русских войск образовался разрыв в 50 км. Германское командование, зная об этом, 11 сентября отдало приказ 6-му кавалерийскому корпусу генерала О. фон Гарнье остановиться и с утра 12-го повернуть на юг, в направлении Свенцяны (Швенчёнис) – Сморгонь – Молодечно. Обеспечивая прорыв, германские армии усилили атаки на Лиду, Новогрудок, Барановичи.

15 сентября, с утра, немецкий кавалерийский полк 1-й кавалерийской дивизии при поддержке артиллерии и пулеметов атаковал Сморгонь – небольшой 16-тысячный город в 90 км восточнее Вильно. Понеся потери, русские войска отошли на Крево, навстречу подходящим войскам 2-й армии. Население города спешно было эвакуировано.

20 сентября подошедшие части 4-го Сибирского и 36-го армейских корпусов, оттеснив германскую кавалерию за реку Вилию, с боем взяли Сморгонь. А 24 сентября к городу, отходя с боями от Вильно, подошел Гвардейский корпус под командованием генерала Олохова – 572 офицера, 23 920 штыков пехоты, 1 080 сабель кавалерии, 145 орудий и 5 аэропланов. Элитные полки русской армии получили приказ стоять насмерть, удержать Сморгонь и не пропустить врага на Минск – Москву.

В сентябре 1915 г. отступавшим российским частям у Сморгони впервые в ходе войны удалось остановить противника. У Сморгони впервые было остановлено наступление немцев. Началась ожесточенная битва за небольшой белорусский городок, которая продолжалась 810 дней и стала для российской армии одной из самых героических страниц той войны. Уже в октябре 1915 г. немцы впервые применили здесь газы. В последующие месяцы газовые атаки вошли в разряд обычных боевых действий. К концу 1915 г. силы противника были истощены. Немцы усиливали оборону: заливали бетоном свои огневые точки и блиндажи. Лабиринты окопов и траншей с каждым днем все увеличивались, десятки километров железных дорог – обычных для движения тяжелых арторудий, узкоколейных на конной тяге для подвоза боеприпасов и эвакуации раненых – были построены у Сморгони по обеим сторонам фронта, наведены многочисленные мосты и паромные переправы через Вилию.

В сентябре 1916 г. у Сморгони российские войска провели свою первую в войне газобаллонную атаку. В результате только «газовая война» на территории района унесла жизни десятков тысяч солдат и офицеров.

Велась также «подземная война». В течение месяца ночами русские солдаты копали тоннель в тыл немцам – к высоте «Золотая горка» на северной окраине города, где находилась немецкая артбатарея и железобетонный наблюдательный пункт. В день штурма, заложенный под землю динамит был взорван, высота взята.

Сморгонщина стала местом одной из последних наступательных операций российской армии на Западном фронте. В июле 1917 г. на участке между Сморгонью и Крево после мощной трехдневной артиллерийской подготовки была предпринята попытка прорыва немецкой линии обороны. Операцией руководил командующий Западным фронтом генерал А. Деникин. Однако несмотря на значительное превосходство в количестве войск и артиллерии – 16 пехотных, 2 кавалерийские дивизии, около 900 орудий с 13-дневной нормой снарядов – наступление провалилось. На армии стали сказываться политические события, развернулась революционная агитация, стала падать дисциплина, участились случаи дезертирства.

Наследие, оставленное Первой мировой войной на Сморгонщине самое заметное на территории Беларуси. За годы противостояния обе стороны построили тут многокилометровые линии обороны, развитые системы коммуникаций, которые протянулись от Вишневского озера на севере до Западной Березины на юге. С обеих сторон линия фронта была отмечена огромным количеством кладбищ.